Сегодня 17 Августа 2018 г. 02:09
 




?????? ???????????
Главная/Новогодниие ёлки 17-18/Статьи/Что же такое готовность к школе
Что же такое готовность к школе?

Вашему ребенку пора идти в школу. И конечно, вас обуревают сомнения и тревоги:

  • Как выбрать школу?
  • Какая школа лучше?
  • Справится ли ваш ребенок со школьными нагрузками?
  • Не повредит ли новый режим жизни и обучения его здоровью?
  • Почему так важно определять готовность и много ли среди детей тех, кто не готов к школе?
  • Можно ли ребенку учиться по более интенсивной программе?
  • Возможно ли дополнительное изучение иностранного языка (и при каких условиях)?
  • Можно ли ребенку посещать продленный день или учиться в школе продленного дня?
  • А что значит «лучше подготовлен» или «готов к школе»?
  • Можно ли определить эту готовность?

Подобные проблемы волнуют всех родителей, детям которых исполнилось 6 лет.

Исчерпывающие ответы на эти и многие другие ваши вопросы даст М.М. Безруких, доктор биологических наук, профессор, академик Российской академии образования, директор Института возрастной физиологии РАО.

Это все понимают по-своему. Для одних — умение ребенка читать, писать и считать (таких родителей, пожалуй, большинство), для других — это способность сосредоточиваться на определенном деле и выполнять его по инструкции, для третьих — это большой запас сведений и знаний по принципу «Все обо всем» (и чем более разнообразны эти сведения, тем лучше), для четвертых — это желание ребенка быть послушным и выполнять все требования взрослых. Впрочем, перечень этих представлений можно продолжить. И каждый по-своему будет прав. Это связано с тем, что абсолютного толкования понятия «готовность» не существует — для разных детей, для разных условий и разных требований обучения оно свое. Рассмотрим два типичных примера.

Пример первый. Дине в сентябре исполнилось 6 лет 7 месяцев. Она - живая, подвижная и веселая девочка, хорошо читает (бабушка научила ее читать в 5 лет), умеет считать, красочно описывает приключения любимого кота Афони на даче и любит «порассуждать» о политике. По словам мамы, «от телевизора их с бабушкой не оторвать — все сериалы и все выпуски новостей пропустить не могут». Казалось бы, всё в порядке, однако продолжим рассказ мамы: «...она фактически выросла с бабушкой, ей с ней интересно — бабушка ее развлекает и балует, она не знает слов «нет» и «надо». Бабушка предпочитает уговоры, обещает награду, тогда Дина что-то выполняет. В прошлом году мы решили заниматься музыкой (в музыкальной школе), но уже через месяц бросили. В музыкальной школе все было «неинтересно», нужно было дома заниматься каждый день, а в школе еще сложнее — там на нее никто не обращал особого внимания, в группе было 17 детей, но она ни с кем не хотела общаться. Слезы были почти каждый день, пришлось все бросить, да и бабушка уговаривала, уверяя, что всему ее научит». В школу Дина идти не хочет. По-видимому, сказывается неудачный опыт дошкольного обучения.

Готова ли Дина к школе? С точки зрения общего развития — да. Она хорошо развита, разумна, у нее богатая речь, она многое знает и умеет, но... Школа принципиально изменит образ ее жизни, девочка должна будет жить по правилам, идти в школу и заниматься не только тогда, когда хочется и интересно. Ей придется ежедневно общаться с детьми, и никто не может гарантировать, что это общение будет бесконфликтным. Ей придется привыкнуть к тому, что учитель не бабушка и будет уделять внимание не только ей одной. Готова ли к этому Дина? Пожалуй, нет.

Рассмотрим вариант, который мог бы облегчить адаптацию Дины в школе. В классе минимальное количество детей (7 — 12), учительница — мягкая, понимающая, спокойная, а опытный психолог помогает разрешать учебные и иные проблемы. В этом случае Дина быстро привыкла бы к школе, безболезненно прошли бы первые «перестроечные» месяцы, девочка научилась бы общаться со сверстниками, ее учение было бы успешным. Но Дина пошла в обычную школу, в обычный класс, где 27 детей. Учительница строга, бескомпромиссна, не любит «миндальничать». По ее мнению, «хороший ученик — прежде всего послушный». Кроме того. Дине уже с октября (заболела бабушка) пришлось 4 раза в неделю оставаться на «продленке», которую вела та же учительница.

О возможных проблемах общения Дины с учительницей и одноклассниками рассказывает мама: «...отношения не сложились буквально с первого дня, учительница считала ее своенравной, капризной (в ней это действительно есть), упрямой. Дина рыдала каждый день. Казалось, она забыла даже то, что хорошо умела. Жаловалась, что дети ее не любят, не хотят с ней дружить. Учительница сказала, что Дина совсем не готова к школе, не умеет самостоятельно работать, с детьми не считается, требует постоянного внимания». Права ли учительница? Только в том, что Дина действительно оказалась не готова к новым требованиям, к новым условиям школьной жизни, и с детьми ей было трудно, потому что до школы она общалась в основном с бабушкой. Ей нужны были поддержка, понимание, терпение, но... учительница оказалась не готова работать с таким ребенком. Увы, такие ситуации совсем не редки. В этом случае «не готова» школа, а значит, выбирая ее, необходимо было учесть не только особенности ребенка, но и возможности школы.

Можно предположить, что при первом варианте все «издержки» воспитания Дины не обострились бы болезненно, а значит, ее «неготовность» не играла бы особой роли, так как школа оказалась бы готовой учесть индивидуальные особенности ребенка.

Пример второй. Алеша, по мнению родителей, не просто готов к школе, но даже не к обычной, а с углубленным изучением иностранного языка (с первого класса в этой школе дети начинают учить английский и испанский). Мальчик до школы занимался с учительницей английского языка и с педагогом-логопедом. Правда, как рассказывают родители, «большими успехами в английском похвастать нельзя, но логопед поставил все звуки, остались только запинки в речи, которые проявляются не всегда. К тому же Алеша часто болел, через месяц-полтора — очередная простуда. Из-за этого и в детский сад ходил только год». Алеша — спокойный, рассудительный, говорит мало, отвечает на вопросы односложно, «слова из него не вытянешь», — подтверждает мама. Любимое занятие — машины, у него большая коллекция игрушечных автомобилей. знает все марки (это общее с папой увлечение).

В отличие от Дины, Алеша очень хочет в школу, он надеется, что в школе появятся новые друзья, там будет интересно. Пока у него «два настоящих друга: один — сосед по даче с другим они играют и гуляют почти каждый день живут рядом».

Наша первая встреча с Алешей и его родителями состоялась почти за полгода до школы — в апреле, мы тогда посоветовали родителям не отдавать его в школу с углубленным изучением языков, так как обнаружили несформированность речи, а занятия с логопедом решили только одну проблему — звукопроизношения. Кроме того, Алеша относится к категории так называемых часто болеющих детей, такие дети быстро утомляются, у них снижена работоспособность, а школа с углубленным изучением иностранного языка требует ежедневной интенсивной и сложной учебной деятельности в течение &-6 уроков, которая не по силам болезненному ребенку. Запинки в речи, которые мама считала не стоящими внимания, и ряд других признаков (беспокойный сон, страхи) свидетельствовали о том, что нервная система ребенка не выдержит чрезмерной нагрузки в школе и дома: возможен срыв адаптации. Однако переубедить родителей не удалось, а тестирование в школе Алеша успешно прошел. Второй раз родители пришли с Алешей через три месяца после начала учебы.

Вот мнения учительницы, школьного психолога и впечатления мамы.

Учительница. Ребенок не осваивает программу, родители мало занимаются дома. в последнее время совсем перестал работать на урюке, в тетради — грязь, много исправлений, не старается, читает очень медленно... по английскому и испанскому тоже не осваивает программу.

Психолог. Мальчик с развитым интеллектом, хорошими волевыми способностями и высокой мотивацией, но низкой самооценкой. В последнее время замкнут, может расплакаться при неудаче, жалуется на усталость. Необходимы занятия для повышения самооценки и снятия напряженности.

Мама. Занимается много, даже педагога взяли, но результата нет... Часто капризничает, плохо ест, спит мало — то никак не заснет. то просыпается ни свет ни заря. В школе — одни жалобы, говорят, если так будет и дальше, нужно из этой школы забирать...

Ситуация вполне ожидаемая и закономерная, только никто почему-то не обратил внимания, что Алеша за три месяца два раза болел (один раз легко — пропустил 7 дней, а второй раз была сильная ангина и он проболел почти две недели). Пропуск занятий и восстановление после болезни заняли в общей сложности больше месяца (из трех!), плюс проблемы с изучением иностранного языка (напомним, у Алеши недостаточно хорошо сформирована речь, есть затруднения при звукобуквенном анализе слов), плюс не очень крепкая нервная система, которой трудно было выдержать многочасовые занятия в школе и дома, но особенно неудачи (у Алеши, как отмечает психолог, высокая мотивация, он хочет хорошо учиться, именно этого от него ждут взрослые. но он не оправдывает их ожиданий), с которыми мальчику нелегко смириться. Алеша очень медленно читал из-за «запинок» в речи, на которые тоже никто не обратил внимания. Теперь «запинки» превратились в нарушение темпа речи. в растягивание слов и паузы в середине длинных слов. Нарушение темпа речи в сочетании с «капризами», слезами, беспокойным сном, жалобами на усталость дает все основания говорить о неблагополучии в состоянии нервной системы, о так называемых неврозоподобных расстройствах.

Как видим, готовность Алеши к школе оказалась низкой, но нужно подчеркнуть: это неготовность к такой школе, к таким, нагрузкам и к таким требованиям. При щадящем режиме, без дополнительных нагрузок он, вероятно, успешно справился бы с учебой, тогда в третьем или четвертом классе можно приступить и к изучению иностранных языков, вполне посильными могли бы быть и другие дополнительные нагрузки. А в первом классе гораздо целесообразнее было бы два раза в неделю водить Алешу в бассейн.

Приведенные примеры достаточно типичны. Они объясняют, почему так трудно выработать единые критерии готовности ребенка к школе. Действительно, единых, абсолютных критериев нет, но все же для начала обучения ребенок должен достичь определенного уровня физического и психического развития. В зависимости от этого и можно решать вопрос и о выборе школы.

 

директор Института возрастной физиологии РАО М.М. Безруких

http://www.portal-slovo.ru/rus/announce/3756/$print/

Наша цель: вырастить здоровое, одаренное и успешное поколение!
новости
 
Хотите подписаться на новости о школе?
  
 
 
Центр образования РОСТ 194021,
Санкт-Петербург, ул. Болотная д.2/1